• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Фасилитируя надежду – персональные и социальные вызовы: конференция в Вене

8-12 июля в г. Вене, Австрия, прошла 13-я Международная конференция человекоцентрированной и экспериентальной психотерапии и консультирования под названием «Фасилитируя надежду – персональные и социальные вызовы». Рассказывает аспирант Аспирантской школы по психологии Роман Шаповалов.

В конференции, поддержанной государственным Венским университетом и частным Университетом Зигмунда Фрейда приняли участие около 400 человек со всего мира – теоретики и практики человекоцентрированного подхода (person-centered approach) и экспериентальной (experiential) психотерапии и консультирования. Расписание конференции представляло собой плотный график докладов и мастер-классов: ключевые докладчики выступали с самого утра, а в течение остального дня работали параллельные секции различных направлений: философское и этическое, научное и исследовательское, клиническое, социальное-политическое и межкультурное, практическое и другие. Доклады, мастер-классы и лекции были посвящены не только феномену надежды в человекоцентрированном подходе, но и современным наработкам в исследованиях и практике человекоцентрированного подхода.

Профессор и преподаватель университета Зигмунда Фрейда (Вена, Австрия) доктор Peter Schmid прочитал интересную лекцию с названием «Надежда, не оптимизм». Он, во-первых, различает надежду как текущий процесс (act of hoping) и как совокупность объективированных надежд будущего (hopes), во-вторых, противопоставляет надежду и оптимизм, поскольку надежда (act of hoping) – это не перспектива положительных результатов, не ожидание, не стратегия и не убеждение, что всё будет хорошо. Надежда, считает доктор Schmid – это «голос» тенденции к актуализации (actualizing tendency), то есть тенденции к росту, развитию, усилению, укреплению. В этом смысле в процессе психотерапии надежда находится на стороне клиента, а основная задача психотерапевта заключается в фасилитации (поддержка и содействие) надежды клиента, а не в увеличении количества надежд.

Профессор Arthur Bohart (США) выступил с докладом «Слушание как бытие: альтернатива надежде» (Listening as being: alternative to hope), где определяет надежду как стремление контролировать свою жизнь, что в итоге может приводить к пессимизму и состоянию безнадежности. В противовес надежде, профессор Arthur Bohart предлагает обращать внимание на процесс чуткого слушания собственных чувств, мыслей, совокупности всего текучего опыта. Иными словами, следует постепенно смещать фокус с «там и потом» на «здесь и сейчас», не пытаться контролировать свое будущее, но в большей степени открываться новым возможностям, которые появляются в текущий момент времени и действовать согласно ситуации. В таком случае человек становится более активным в проживании своей жизни и формирует новый способ бытия (a way of being).

Профессор Greet Vanaerschot из Университета Антверпена (Бельгия) презентовала базу исследований в области человекоцентрированной и экспериентальной психотерапии PCE Literature, а также организовала небольшой круглый стол для сбора отзывов и предложений по улучшению базы. Для меня это была полезная информация, так как я планирую использовать данный ресурс в образовательном процессе – в рамках научно-исследовательского семинара на магистерской программе «Консультативная психология. Персонология» (специализация «Человекоцентрированный подход»).

Старший преподаватель консультирования и психотерапии Graham Westwell из Eниверситета Эдж Хилл (Edge Hill University, Lancashire, England) представил коллегам шкалу, измеряющую уровень компетентности человеко-центрированного и экспериентального психотерапевта (person-centered and experiential psychotherapy scale-10 или PCEPS-10) и основанную на анкетировании клиента после сеанса психотерапии. Учитывая сложность в оценке надежности шкал эффективности работы психотерапевта, данная работа представляет интерес и потенциал для дальнейших исследований.

Впечатления Романа Шаповалова:

Одним из наиболее ярких событий на конференции для меня стал круглый стол, посвященный опыту преподавания и обучения человекоцентрированного подхода, на котором я встретился с такими известными преподавателями и исследователями как David Murphy (University of Nottingham, England), Gillian Proctor (University of Leeds, England), Jeffry Cornelius-White (Missouri State University, USA). На этой встрече поднимался важный вопрос внешнего оценивания процесса и результата обучения студентов в недирективной, центрированной на студенте, безоценочной, принимающей атмосфере. Основная сложность здесь проявляется в совмещении заданной программы обучения, требований университета и образовательных организаций с одновременным предоставлением студентам свободы учиться (freedom to learn), о которой так много говорил Карл Роджерс, основатель человекоцентрированного подхода. Каким образом можно сохранить свободу выбора траектории обучения и высокое качество образования? Как сохранить безоценочное отношение к студентам в условиях необходимости оценивать процесс и результат обучения студентов? Каким образом должен осуществляться оценочный процесс учебной деятельности в условиях безоценочного отношения к студентам? В конце концов, кто решает, что данному студенту эти конкретные знания сейчас наиболее важны и максимально наполнены для него смыслом? Студент, преподаватель или менеджер образовательной программы? У меня эти вопросы вызывают огромный интерес, так как, с одной стороны, я понимаю важность обучения знаниям и передачи опыта, а с другой стороны, я наблюдаю, как многие учащиеся испытывают скуку и не видят смысла в получаемых знаниях.

Второй интересный для меня круглый стол был посвящен обучению в гуманистической парадигме человекоцентрированного подхода. Вместе с другими участниками я и мой научный руководитель Вениамин Колпачников делились опытом обучения в группах, состоящих из студентов из разных стран мира. Какие трудности возникают в понимании людей из других культур? Что помогает в принятии людей из другой культуры? По опыту большинства участников, в таких ситуациях часто ощущается барьер (в иных формулировках – стена, стекло), из-за чего становится сложно понять другого человека и стать ближе. Вместе с тем, человекоцентрированный подход дает возможности для снятия этих барьеров: безусловное уважение, желание понять, готовность услышать и принять, искреннее самовыражение позволяют «увидеть человека в человеке», а не только его принадлежность к культуре и стране.

Позже мне удалось побеседовать в неформальной обстановке с профессором Renate Motschnig (Венский университет, Вена, Австрия), которая поделилась своим опытом преподавания. Возглавляя исследовательскую группу по изучению эффективности применения технологий в образовательном процессе, профессор Renate Motschnig в своей работе со студентами практикует принцип свободы обучения. В начале курса студенты определяются с тем, что им наиболее важно и интересно. Затем они ставят персональные задачи и совместно с преподавателем согласуют форму отчетности, а также критерии оценивания выполненной работы. Таким образом, элемент внешнего оценивания сводится к минимуму, а студент выполняет ту работу, которая для него имеет смысл. Сейчас, с развитием технологий, это стало более доступно: профессор Renate Motschnig использует технологии e-learning и blended-learning, тем самым обращаясь к свободному, ответственному и самостоятельному обучению студентов. Так происходит смещение с преподавателе-центрированного обучения (teacher-centered learning) на студенто-центрированное обучение (student-centered learning).

На конференции я выступил с докладом «Человекоцентрированный взгляд на отношение мужчин к психотерапии» («Person-centered perspective on men’s attitude toward psychotherapy»). В последнее время ученые стали больше уделять внимания исследованиям психологического здоровья и благополучия мужчин, так как, по наблюдениям, мужчины реже женщин обращаются за психологической помощью. Я представил результаты количественного исследования, в котором подтвердились как эти наблюдения, так и предположения о том, что у мужчин более негативное отношение к психотерапии. Кроме того, по данным моего исследования оказалось, что маскулинность, фемининность и полноценное функционирование не имеют значимых связей с отношением мужчин к психотерапии. Полноценное функционирование, как одно из центральных понятий человекоцентрированного подхода, представляет наибольший интерес. Полноценное функционирование – качество жизни человека, основанное на открытости опыту, доверии своему организму, стремлении жить настоящим, творческом подходе к жизни и способности проживать жизнь полно. Отсутствие положительной связи отношения мужчин к психотерапии и полноценного функционирования, по моему мнению, может объясняться тем, что мужчины могут находиться на высоком уровне полноценного функционирования, распознавать потребность в получении психологической помощи, но предпочитать иные способы преодоления проблем, например, медитацию, или техники самопомощи. Возможно и обратное: положительно относящиеся к психотерапии мужчины далеки от полноценного функционирования, например, в начале прохождения психотерапии.

Некоторых слушателей заинтересовало, как я объясняю обнаруженную мной положительную связь маскулинности и полноценного функционирования. В ответ я предположил, что в культуре, построенной по маскулинному типу, быть полноценно функционирующим означает проявлять маскулинные характеристики как можно чаще. Другой слушатель, психотерапевт из Швейцарии, поинтересовался, нет ли у меня идей, как все-таки привлечь мужчин к получению психологической помощи? Такая идея у меня оказалась: вариантом может быть организация мужских групп. Основываясь на факте гомосоциальности мужчин, я предположил, что мужчинам будет проще собираться и проводить время в мужских коллективах, выражать сдерживаемые эмоции, делиться опытом, получать поддержку. (К слову, я уже, с сентября 2017 года, организую открытую мужскую энкаунтер-группу или группу встреч, особый формат групповой психотерапевтической работы в человекоцентрированном подходе, нацеленный на личностный рост участников. Цель – не усиление маскулинности, а создание доверительной, поддерживающей и принимающей атмосферы, где мужчины могут выражать себя и свои подавляемые эмоции, вести диалог с мужчинами, понимать и слушать других мужчин и договариваться с ними). Слушатели поблагодарили меня за интересный доклад и отметили, что в Австрии мужчины являются редкими гостями психотерапевтических кабинетов, уточнив, что среди тех, кто все же посещает их, более представлено молодое поколение.

В целом, конференция позволила мне наладить контакты с исследователями, работающими в русле человекоцентрированного подхода и заинтересованными в дальнейшем научном общении и сотрудничестве, а также получить доступ к информационным ресурсам, которые пригодятся мне в преподавательской деятельности. Также важной для меня была поддержка коллег в отношении темы моих исследований: многие уважаемые мной ученые согласились с важностью дальнейшего исследования отношения мужчин к психотерапии.

Впечатления Вениамина Колпачникова

Конференция мне очень понравилась. Прежде всего тем, что участники по-настоящему проявили заинтересованность в решении актуальных проблем и вопросов сегодняшней жизни – преодолении глобального кризиса современной цивилизации, связанного с доминирующей парадигмой конкуренции и индивидуализма. Этот кризис проявляется на всех уровнях – личностном, межличностной, групповом, государственном, международном. Сторонники человекоцентрированного подхода понимают, что их теория и практика дают возможности по-новому, гораздо более конструктивно строить индивидуальную жизнь, отношения между людьми. И это дает надежду. И накладывает ответственность на нас, как носителей подхода.

Было множество интереснейших презентаций. Мне понравилась пленарная лекция Маурин О'Хара (США) о возможностях ЧЦП в решении самых разных вопросов и затруднений. Запомнилась демонстрация человекоцентрированной супервизии в исполнении Жан-Марка Рандина (Швейцария). Очень привлекательным и живым оказалось многообразие рабочих форматов конференции: пленарные лекции, теоретические доклады, мастер-классы, дискуссии.

Конечно, хочу отменить великолепную организацию конференции. Небольшой оргкомитет благодаря мотивированности и тщательности сумел создать условия комфорта и удобства как для работы, так и совместного времяпрепровождения участников конференции.


Роман Шаповалов,
аспирант Аспирантской школы по психологии

Вениамин Колпачников,
доцент кафедры психологии личности